Россия, 115280, Москва,
     ул. Ленинская Слобода, 19
[email protected]

ВС решил что верить надо водителю а не инспектору ДПС

ВС решил, что верить надо водителю, а не инспектору ДПС

Кому верить в случае, когда слово правоохранителя становится единственным доказательством, а предполагаемый нарушитель заявляет, что ничего противоправного не совершал? Так произошло в деле жителя Домодедова, лишенного прав за управление автомобилем в нетрезвом виде. В суде водитель заявил, что на момент "нарушения" он им не управлял. Но инспектор ГИБДД настаивал, что нарушение имело место. Кто оказался прав в споре водителя и представителя власти – разобрался Верховный суд.

Версии разошлись

25 апреля 2015 года в 10 часов вечера Владимира Царёва проверил инспектор ГИБДД. Водитель был нетрезв, решил инспектор. Признаков опьянения было достаточно: запах алкоголя изо рта, неустойчивость позы, невнятная речь и изменение цвета кожи. Подтвердило предположение и проведенное медосвидетельствование, против которого водитель не возражал: алкотестер показал, что алкоголь в выдыхаемом воздухе составляет 1,576 мг/л., – существенно выше нормы.

Дело об административном правонарушении попало на рассмотрение в Судебный участок №35 мирового судьи Домодедовского судебного района Московской области к судье Марине Чибуткиной. В ходе процесса выяснились интересные подробности произошедшего: Царёв настаивал, что никакого правонарушения он не совершал, поскольку, хотя и был пьян, машиной не управлял, а всего лишь стоял рядом с автомобилем и общался с другом. К ним подошел инспектор ДПС, и уточнив, чья машина, попросил Царёва предъявить водительское удостоверение. Тот передал документы, после чего в присутствии понятых инспектор освидетельствовал его на состояние опьянения.

В подтверждение своих слов водитель привел двух свидетелей. По версии одного из них, он встретил своего знакомого и Царёва, которые разговаривали, стоя рядом с машиной. Во время разговора к ним подошли представители ДПС, которые и провели освидетельствование Царёва, обнаружив, что он пьян. Второй свидетель изложил примерно такую же версию событий. Автомобиль стоял на стоянке, и в его присутствии Царёв никуда не ездил, подтвердил он слова друга.

Версия произошедшего, представленная суду инспектором ГИБДД в корне отличалась. По словам инспектора, ему поступило сообщение о том, что водитель, предположительно находящийся в состоянии алкогольного опьянения, чуть не совершил ДТП, и уехал в сторону области по Каширскому шоссе. Проследовав тем же маршрутом, инспектор обнаружил и догнал автомобиль Царёва. Представившись, он вызвал подкрепление для дальнейшего разбирательства. По словам сотрудника ГИБДД, в машине Царёв был один, от него исходил резкий запах алкоголя – водитель объяснил, что выпил бутылку белого вина и приехал в магазин за банкой огурцов. Экспертиза опьянение подтвердила.

Вопрос "Кто виноват?" был разрешен не в пользу водителя: не доверять сотруднику ДПС у суда оснований не имеется, указала судья Чибуткина в постановлении. Показания свидетелей защиты, в свою очередь, "не согласуются как между собой, так и с материалами дела", указала судья, признав Царёва виновным в нарушении ст. 12.8 ч.1 КоАП (управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения). За это водитель лишился прав на полтора года и должен был выплатить штраф в размере 30 000 руб.

Царев попытался оспорить решение суда первой инстанции в Мособлсуде, однако результатов это не принесло – суд поддержал первую инстанцию. Тогда водитель отправился в ВС РФ.

Факты важнее должности

В Верховном суде дело рассматривал судья Сергей Никифоров. Разобравшись в обстоятельствах произошедшего, он, в отличие от судей в нижестоящих инстанциях, занял в споре сторону водителя, а не сотрудника ДПС. Как отмечено в решении, мировой судья, делая вывод о виновности Царёва, опиралась на показания должностного лица ГИБДД, которые, в свою очередь, вступали в противоречие с показаниями двух других свидетелей. Хотя судья и оценила показания критически, неясно, на чём именно она основывалась, признав одни показания достоверными, а другие – нет, рассуждает Никифоров. По сути, оценка доводам Царёва в решении не дана, заключает он.

Указал судья ВС и на другое обстоятельство: Царёв хотел получить запись с видеорегистратора автомобиля ДПС за 25 апреля 2015 г. Хотя мировой судья ходатайство удовлетворила, истребованная запись по запросу не поступила и, соответственно,в судебном заседании ее не исследовали. Ответа из ГИБДД по этому вопросу в адрес судьи также не поступало. "Иных доказательств, которые могли бы объективно свидетельствовать о том, что в указанные выше месте и время Царёв управлял транспортным средством, в ходе производства по делу добыто не было",– отмечает Никифоров.

Неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к административной ответственности, толкуются в пользу этого лица, напомнил судья ВС и отменил постановления нижестоящих судов, прекратив производство по делу.

Инспектор все реже прав

Решение по делу Владимира Царёва пополнило целую серию решений ВС, принятых за последнее время в пользу водителей. Последним, чтобы добиться справедливости, действительно чаще всего приходится доходить до последней инстанции. Однако это не гарантия того, что к материалам дела отнесутся внимательно, считает Евгений Корчаго, председатель коллегии адвокатов "Старинский, Корчаго и партнеры". "К сожалению в правоприменительной практике очень редкий случай, когда высший судебный орган действительно разбирается в материалах дела об административном правонарушении и дает реальную правовую оценку, имеющимся в указанных делах доказательствам, – говорит Корчаго. По его словам, на практике мировые, районные, а нередко и федеральные суды "практически поголовно принимают решения в пользу правоохранителей, не беря во внимание и не давая надлежащей оценки доказательствам стороны защиты".

Очень часто в административных делах слово водителя сталкивается со словом сотрудника ГИБДД и, зачастую, суд отдает предпочтение последнему, подтверждает Данил Левченко, управляющий Адвокатской группы "Левченко и партнеры". Объяснить большее доверие к словам сотрудников ГИБДД можно только психологическим отношением судей, считает он. "Судьи объясняют такое отношение тем, что сотрудник находится при исполнении и у него нет заинтересованности в исходе дела. На практике, при недобросовестном поведении сотрудников ГИБДД такая позиция судей приводит к серьезной уязвимости водителей", – отмечает он. Чтобы успешно выстроить защиту против незаконных обвинений в совершении административного правонарушения, необходимо собрать как можно больше доказательств своей правоты, советует Левченко. "В рассматриваемом случае основанием для отмены постановления мирового судьи послужили как раз показания двух свидетелей, к которым мировой судья безосновательно отнесся критически. Это яркий пример того, что защищая свои права надо всегда идти до конца,"– говорит он.

В целом же, в последнее время шансов на победу в суде у водителей стало больше. "В настоящее время судьи постепенно переходят от принципиальной позиции "Сотрудник ДПС – всегда прав" к правовому, обоснованному и взвешенному решению по делу об административном правонарушении в области дорожного движения", – рассказывает Сергей Лесин, адвокат юридической фирмы "Интеллектуальный капитал". По его словам, стали должным образом оцениваться показания свидетелей, исследоваться в судебном заседании видеозаписи с автомобильных регистраторов и в целом в каждом конкретном случае обстоятельства совершения того или иного правонарушения. "Также, во многих случаях из материалов дела об административном правонарушении судьями стали усматриваться и выявляться не только грубые нарушения законодательства инспекторами ДПС ГИБДД РФ при составлении ими протоколов об административном правонарушении, но и их личная заинтересованность в том или ином деле", – отмечает юрист.

"К сожалению, большая доля таких законных и обоснованных судебных актов выносятся не мировыми судьями по первой инстанции, как должно быть, а судьями федерального значения по жалобам заявителей, в рамках пересмотра постановления об административном правонарушении", – признает Лесин. Постановление же Верховного суда в этой ситуации можно только приветствовать, сходятся во мнении эксперты.

Источник: http://pravo.ru/story/view/124182/?cl=N